Особенности применения страхования в потребительском кредитовании

consultant-credit.gif

Частым требованием банка при заключении кредитного договора является заключение заемщиком договора имущественного или личного страхования в пользу кредитной организации. Однако страхование это самостоятельная услуга, предмет которой не связан с кредитным договором. Порочность кредитного договора не влияет на договор страхования и наоборот. Следствием этого обстоятельства является ряд практических проблем применения страхования в кредитных правоотношениях.

Нередко одним из требований кредитной организации (банка) при заключении кредитного договора является заключение заемщиком договора имущественного или личного страхования в пользу кредитной организации[1].

Договор страхования в этой ситуации призван обеспечить возврат кредита, хотя сам по себе не является способом обеспечения исполнения обязательств в смысле, придаваемом гл. 23 ГК РФ.

В этом качестве страхование используется наряду с договором поручительства и залогом, особенно при кредитовании физических лиц. Однако по сравнению с указанными формами обеспечения страхование – более стабильное правоотношение, поскольку это самостоятельная услуга, предмет которой не связан с кредитным договором. Порочность кредитного договора не влияет на договор страхования и наоборот.

Следствием этого обстоятельства является ряд практических проблем применения страхования в кредитных правоотношениях.

Квалификация условия кредитного договора о страховании в пользу банка как условия, ущемляющего права потребителя

Вопрос квалификации условия о страховании в качестве ущемляющего права потребителя довольно остро стоит в судебной практике. Особенно актуальна данная проблема для личного страхования (жизни, здоровья, трудоспособности), поскольку в отношении имущественного страхования законодатель эту проблему частично урегулировал[2].

Суды, признающие, что условие кредитного договора о страховании жизни или здоровья заемщика ущемляет права потребителя, обосновывают свой вывод следующим образом:

Согласно п. 2 ст. 935 ГК РФ обязанность страховать жизнь или здоровье не может быть возложена на гражданина по закону[3]. Данное обоснование представляется неубедительным ввиду того, что нельзя рассматривать условие договора как возложение обязанности страховать жизнь и здоровье по закону.

Условие кредитного договора о страховании жизни и здоровья заемщика в пользу банка – несправедливое условие договора[4]. Указанное обоснование также представляется малоаргументированным, поскольку вроссийском правопорядке нет такой правовой категории, как несправедливые условия договора.

Страхование – самостоятельная услуга, поэтому предоставление кредита при условии обязательного оказания страхования ущемляет права потребителя[5].

На последний аргумент целесообразно обратить внимание, поскольку под ним скрывается следующий тезис: условие кредитного договора о страховании – это навязывание услуги.

Экономически договор страхования выполняет функцию, аналогичную поручительству: посредством страховой выплаты лицо, не являющееся заемщиком (страховщик), погашает кредит. При этом в судебной практике нет примеров (во всяком случае, они не были обнаружены) того, чтобы требование банка об обеспечении кредита поручительством квалифицировалось как условие, ущемляющее права потребителя.

Нередко заемщику предоставляется право выбора: либо застраховать свою жизнь и здоровье, либо уплачивать повышенную процентную ставку. Данное обстоятельство суды подчас расценивают как навязывание страховой услуги[6]. Однако нельзя не отметить, что без страхования риск невозврата кредита возрастает. Этим объясняется повышение процентной ставки. Между тем обеспечение финансовой надежности при размещении денежных средств является одним из принципов функционирования банковской системы, что отмечается в судебной практике[7]. Кроме того, за заемщиком остается право выбора – его отказ заключать договор страхования не означает отказа в предоставлении кредита.

Таким образом, говорить о навязывании страховой услуги в этой ситуации не приходится.

Непосредственно банк не получает дохода от заключения договора страхования. Страховую премию страхователь уплачивает страховщику, а не банку. Выгода банка – обеспечение возврата кредита. Однако это не исключает его заинтересованности в выборе заемщиком страховщика, в связи с чем можно выделить следующие ситуации.

А) страховщик – лицо, не связанное с кредитной организацией

В силу п. 2 ст. 16 Закона о защите прав потребителей запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг). В судебной практике существует следующее толкование данной нормы: указанное требование распространяется на случаи, когда сам товар (услуга) и последующий товар (услуга) продается (предоставляется) одним и тем же лицом.

Поскольку кредитная организация не осуществляет страховую деятельность в силу ст. 5 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности", то страховщик – всегда другое лицо. В этом случае договор личного страхования нельзя рассматривать как "обязательную обусловленную услугу" (в терминологии Закона о защите прав потребителей) или навязанную услугу[8].

Б) страховщик – лицо, рекомендованное кредитной организацией

Как представляется, в этом случае условие о страховании нельзя квалифицировать как навязанное, поскольку у заемщика есть выбор стороны договора. Кроме того, наличие у кредитной организации перечня страховщиков допустимо, на что указывает Постановление Правительства РФ от 30.04.2009 N 386 "О случаях допустимости соглашений между кредитными и страховыми организациями". Среди прочего в данном Постановлении указано, что "соглашение признается допустимым в случае, если кредитная организация, являющаяся стороной такого соглашения, принимает страховые полисы (договоры страхования) любой страховой организации, отвечающей требованиям кредитной организации к страховым организациям и условиям предоставления страховой услуги".

В) страховщик – лицо, указанное кредитной организацией

Здесь, как представляется, можно говорить о навязанности услуги, поскольку данное условие нарушает один из элементов свободы договора – право на свободу в выборе стороны договора[9].

Выплата банку-выгодоприобретателю страховой выплаты после погашения кредита

Не так редка ситуация, когда заемщик, застраховавший свою жизнь (здоровье, трудоспособность) в пользу банка-заимодавца, утрачивает здоровье (трудоспособность) или умирает. Если помимо страхования кредитный договор был обеспечен еще и поручительством и (или) залогом, то банк удовлетворяет свои требования либо за счет поручителя, либо за счет реализации предмета залога. И здесь возникает вопрос, вправе ли банк в этом случае, будучи выгодоприобретателем по договору страхования, потребовать выплаты страховой суммы[10].

Формально Гражданский кодекс РФ не препятствует банку в случае, например,смерти заемщика требовать от поручителя выплаты кредита[11] и получить страховую сумму по договору страхования жизни. Поручительство (как и залог) и договор личного страхования – обязательства с разным предметом, причем предмет последнего никак не связан с исполнением кредитного договора. Это справедливо и для имущественного страхования.

Кроме того, как было отмечено выше, договор страхования де-юре не обеспечивает исполнение кредитного договора, хотя де-факто заключается именно для этого. Неосновательного обогащения у банка тоже нет, поскольку основания имеются – договоры поручительства и страхования соответственно.

Вне всякого сомнения, в договоре страхованияможет быть предусмотрено условие о том, что страховую выплату получает выгодоприобретатель (кредитор) во исполнение обязательств страхователя (заемщика). И если страховая выплата[12]превышает остаток долга по кредитному договору, то разница выплачивается страхователю (наследникам в случае его смерти) или выгодоприобретателю второй очереди[13]. Однако зачастую такого условия в договоре страхования нет. Каким образом решается эта проблема на практике?

Выгодоприобретатель может отказаться от своего права на получение выплаты страхового возмещения (п. 4 ст. 430 ГК РФ). В таком случае право на получение выплаты переходит к страхователю. Такие случаи не редкость, особенно когда кредит погашен заемщиком или поручителем[14]. Однако необходимо иметь в виду, что одного только писем выгодоприобретателя о том, что он не возражает против выплаты страховой суммы страхователю, недостаточно – отказ от права должен быть явно выражен[15].

Однако в этом случае банк (выгодоприобретатель) так или иначе проявляет свою добрую волю. А что происходит, когда этой воли нет, и банк, не желая терять дополнительный доход, требует выплаты страховой суммы, даже если кредит погашен?

На этот вопрос судебная практика дает следующий ответ: страховая выплата в такой ситуации неправомерна, так как погашение кредита и одновременная выплата страховой суммы[16] означает получение заимодавцем двойной суммы задолженности по кредитному договору, что не предусмотрено законом. Позиции судов общей юрисдикции и арбитражных судов в данном случае совпадают[17].

Суды опираются на то, что договор страхования использовался как способ обеспечения обязательств заемщика по кредитному договору. Как правило, это следует из содержания договора страхования, когда из него можно вывести указание на то, что страховая выплата идет на погашение кредита.

В качестве примера достаточно привести следующую цитату из Постановления ФАС Московского округа: "…одновременное взыскание в пользу одного лица (банка) задолженности с заемщика по кредитному договору с обращением взыскания на заложенное имущество и взыскание страхового возмещения по договору страхования, заключенному в обеспечение исполнения обязательств заемщика, недопустимо в силу норм действующего гражданского законодательства…"[18]. Однако здесь необходимо обратить внимание на одну тонкость: в рассматриваемых делах выплаты страховой суммы (страхового возмещения) требовал банк.

Если же сам страхователь потребует у суда взыскания со страховщика страхового возмещения при наличии банка-выгодоприобретателя в указанной ситуации, то возможны два варианта:

  • суд удовлетворит требование страхователя, установив, что выплата страхового возмещения банку-выгодоприобретателю приведет к получению им двойной задолженности по кредитному договору[19];
  • суд придет к выводу, что взыскание страховой суммы (страхового возмещения) в пользу страхователя при наличии выгодоприобретателя (банка) означает подмену обязанности заемщика оплачивать кредит на условиях, предусмотренных договором, и возложение этой обязанности на лицо, которое не является участником кредитного правоотношения[20].

В последнем случае нельзя не отметить, что подчас страхователи выбирают некорректный способ защиты, предъявляя иски о возмещении убытков (которые, по их мнению, состоят в сумме невозвращенного кредита и наложенных за это санкций), вызванных задержкой выплаты страховой суммы. В этих случаях суды вполне ожидаемо отказывают в удовлетворении иска, указывая, что обязанность по своевременному возврату кредита обусловлена кредитным обязательством, которое должно исполняться независимо от наличия или отсутствия договора страхования. И это также является следствием самостоятельности страховой услуги.

Из изложенного выше следует, что маловероятно удовлетворение требования банка о взыскании страховой выплаты по договору страхования, выгодоприобретателем по которому он является, если кредит, в обеспечение возврата которого был заключен договор страхования, погашен.

[1] В дальнейшем данное условие будет именоваться более кратко – условие о страховании.

[2] Речь идет об обязанности залогодателя или залогодержателя страховать заложенное имущество в силу ст. 343 ГК РФ.

[3]Постановления ФАС Дальневосточного округа от 22.01.2010 N Ф03-8374/2009, ФАС Московского округа от 29.11.2010 N КА-А40/15139-10, ФАС Центрального округа от 23.12.2010 по делу N А08-3307/2010-17.

[4] Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 04.08.2009 N Ф04-4741/2009(12361-А75-32) по делу N А75-479/2009, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.09.2010 N 18АП-6423/2010 по делу N А76-15422/2010, от 12.07.2010 N 18АП-5645/2010 по делу N А76-15127/2009.

[5]Постановления ФАС Поволжского округа от 24.02.2011 по делу N А65-3223/2010, ФАС Уральского округа от 08.12.2010 N Ф09-9537/10-С1.

[6] Постановление ФАС Уральского округа от 03.02.2011 N Ф09-11602/10-С1.

[7]Постановление ФАС Московского округа от 24.02.2010 N КА-А41/1010-10.

[8]Постановления ФАС Уральского округа от 24.03.2008 N Ф09-1803/08-С1, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.10.2008 N 17АП-6848/2008-АК, Определение Московского городского суда от 18.11.2010 по делу N 33-35862.

[9]На недопустимость требования кредитной организации заключать договор страхования с конкретным страховщиком указывают и арбитражные суды, и суды общей юрисдикции: Постановления ФАС Московского округа от 30.06.2010 N КА-А40/6250-10, ФАС Западно-Сибирского округа от 15.02.2011 по делу N А27-9394/2010, Определение Санкт-Петербургского городского суда от 26.08.2010 N 11089, п. 5 Обзора Красноярского краевого суда "Обзор кассационной и надзорной практики судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда за первый квартал 2010 года".

[10] Описанный случай универсален: если заменить заемщика – гражданина на юридическое лицо, а договор страхования жизни – на договор страхования имущества (или договор поручительства – на залог), то по существу ничего не изменится.

[11] В пределах суммы наследуемого имущества.

[12] Страховое возмещение или страховая сумма, в зависимости от вида страхования.

[13] Если таковой назначен.

[14]Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 14.10.2009 по делу N А38-1278/2009, от 04.03.2009 по делу N А28-9485/2008-247/28, ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.11.2010 по делу N А78-868/2009.

[15] Постановления ФАС Московского округа от 06.03.2008 N КГ-А40/14892-07-П по делу N А40-42366/06-40-253, Седьмого арбитражного апелляционного суда от 08.06.2009 N 07АП-1926/09 по делу N А27-15259/2008-7, Восьмого арбитражного апелляционного суда от 28.12.2009 по делу N А70-6195/2009.

[16] Для имущественного страхования – страхового возмещения.

[17]Определения Санкт-Петербургского городского суда от 05.10.2010 N 13660, от 14.09.2010 N 33-11601/2010, от 31.08.2010 N 33-11249/2010, Определение ВАС РФ от 09.03.2010 N ВАС-2195/10, Постановление ФАС Московского округа от 01.02.2010 N КГ-А40/15001-09-П.

[18]Постановление ФАС Московского округа от 17.09.2009 N КГ-А40/9037-09.

[19]Пункт 6 Справки Кемеровского областного суда от 24.04.2008 N 01-19/227.

[20]Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 31.01.2011 по делу N А17-832/2010, Определение Липецкого областного суда от 31.03.2010 N 33-659/2010

Источник www.consultant.ru