В поисках денег

Для многих предприятий привлечение займов стало проблемой. Но оказалось, что найти альтернативу банкам можно даже в условиях кризиса. Анатолию, владельцу предприятия по производству "металлических изделий широкой номенклатуры", надо было срочно отправить в отдаленный регион бригаду монтажников и партию продукции. Расходы не такие большие — всего около 1 млн руб., — но банк, где он восемь лет обслуживался (входящий, кстати, в Top-50), на этот раз отказал: "Сейчас мы денег вообще никому не даем". В итоге Анатолию пришлось обратиться к ростовщику. Он был счастлив, когда под залог своего Mercedes E-класса смог занять нужную сумму на месяц под 60%.

Той осенью популярность услуг ростовщиков и ломбардов возросла, несмотря на кабальные условия. "Вы летите на самолете, горючее на исходе, и когда к вам подлетает Карлсон с канистрой и предлагает ее за $1 млн, выбирать не приходится: жить хочется. Некоторые компании сейчас именно в такой ситуации, ведь деньги — это топливо в экономике", — говорит гендиректор франчайзинговой сети бытовой техники и электроники "Эксперт-ритейл" Кирилл Новиков.

Работник одного из крупнейших автоломбардов Москвы, просивший не называть его имени, рассказал, что с конца сентября стало очень много звонков от бизнесменов: "Закладывают дорогие иномарки типа Bentley или Mercedes. Многие — для расчетов с поставщиками". Дисконты здесь составляют 50% от рыночной стоимости машины, а ставки — от 4,5% в месяц.

КРИЗИС ПЕРСПЕКТИВ

"Меня замучили вопросом, где взять деньги: директора жалуются, что банки без объяснения причин прекратили кредитовать бизнес, — сетует исполнительный директор Московской ассоциации приватизируемых и частных предприятий Владимир Алферов. — В крупных банках говорят, что им не до нас. А в небольшие банки средства господдержки еще не пришли. Госбанки (такие как ВТБ и ВЭБ) обещают финансирование, но механизмы кредитования не прописаны".

На трудности с получением кредитов жалуются даже представители крупных предприятий ведущих отраслей — металлурги, энергетики, машиностроители. Но у них есть лоббисты, которые могут пробить господдержку. Тем же, кто не может причислить себя к "национальному достоянию", приходится куда тяжелее. По оценке Новикова, уже четыре месяца торговые компании не могут привлечь новых кредитов, независимо от объемов бизнеса или кредитной истории. И основная задача теперь — сохранить текущие займы: банки ищут любой предлог, чтобы потребовать досрочного погашения.

Между тем почти 39% нефинансовых организаций — предприятия оптовой и розничной торговли. "Мне неизвестны случаи, чтобы кто-либо из наших клиентов (а среди них есть достаточно крупные региональные игроки) смог получить кредит или рефинансировал свою задолженность в госбанках, — рассказывает Новиков. — Зато я регулярно слышу: не можем заплатить, потому что банк обещал перекредитовать и кинул".

Банкам тоже несладко: многие сами находятся на грани выживания, другие в условиях кризиса предпочитают не кредитовать, а накапливать cash — залог выживания. Получить кредит на бизнес, тем более испытывающий какие-либо проблемы, непросто. "Если же банк пойдет навстречу такому проекту, то условия кредитования, скорее всего, будут следующими: срок до года, надежное залоговое обеспечение (предпочтительно недвижимость)", — говорит директор департамента клиентских отношений Абсолют-банка Виталий Караваев.

Президент Российского микрофинансового центра Михаил Мамута считает, что кризис доверия закончился и наступил кризис перспектив: "Никто не понимает, что будет через полгода, боятся вкладывать в новые проекты, расширяться. Все ждут весны, когда более-менее прояснятся новые контуры рынка".

ОТ КРАХА К СОВЕРШЕНСТВУ

"Сейчас объемы финансирования малого бизнеса резко сократились, но все же не до нуля, — успокаивает президент группы РЕСО, бывший предправления МДМ-банка Андрей Савельев. — Живой, работающий бизнес может получить в банке кредит под 20% годовых в долларах или 30-35% в рублях". Но этот уровень ставок — при том что еще год назад можно было занять в 2-3 раза дешевле — является запретительным для предпринимателей, которым нужно не срочно покрыть кассовые разрывы, а расширять бизнес. По крайней мере, так говорят сами банкиры, когда объясняют сокращение числа заявок на кредиты от представителей малого и среднего бизнеса.

Предприниматели подтверждают, что заявок действительно подают меньше, но не только из-за высоких ставок. В большинстве случаев до обсуждения условий дело даже не доходит: банки сразу дают от ворот поворот неподходящим, с их точки зрения, заемщикам.

Малый и средний бизнес сейчас выживает в основном за счет экономии расходов (на аренду, транспорт и т. п.) и собственных резервов. "Я посоветовал директорам затянуть потуже поясок и дождаться лучших времен", — рассказывает Владимир Алферов. По его словам, в условиях отсутствия финансирования и недостатка оборотных средств многие предприятия уже находятся на грани закрытия бизнеса.

Ситуация могла бы оказаться еще хуже, если бы не опыт предшествующих кризисов. Директор интернет-магазина бытовой техники "Стол заказов" Сергей Беспахотный вообще уверен, что деньги — это зло, "особенно банковские кредиты". В 1993 г. он с партнерами создал оптовую компанию по торговле товарами народного потребления, взяв кредитов на $100 000. После нескольких закупок по предоплате производитель предложил стать его дилером и получать товар с месячной отсрочкой платежа — так называемый товарный кредит. Банковские кредиты шли на расширение. В 1995 г., когда доллар неожиданно перестал расти, портфель этих ссуд уже был в 7 раз больше первоначального долга. "Ставка была 150% годовых, а с учетом 20% НДС реальная стоимость денег была 180%, — вспоминает Беспахотный. — Но когда доллар встал, 180% в валюте мы не потянули, несмотря на рост бизнеса".

Когда в 1997 г. он запустил новый бизнес-проект, оборот товара и число поставщиков были сознательно ограничены, а главной стала минимизация издержек. Начав с товарного кредита на те же $100 000, владельцы решились на расширение бизнеса только через пять лет, а на достижение прежних масштабов ушли все десять. Зато теперь у "Стола заказов" 20 поставщиков, 16 000 наименований товара и ни одного банковского кредита.

Товарные кредиты — один из наиболее эффективных инструментов развития малого бизнеса, считает Беспахотный. Производители дают двухмесячную отсрочку по оплате дилерам, а те — двухнедельную более мелким контрагентам. В начале 1990-х за $100 000-300 000 можно было закупить партию (фуру) бытовой техники. Четырех-пяти фур в месяц постоянных продаж оказывалось достаточно, чтобы производитель через квартал начал отпускать товар без предоплаты. Но для того, чтобы раскрутить первого поставщика на товарный кредит, все равно приходилось брать в банке ссуду минимум на три месяца.

ДРУГАЯ СТОРОНА БАНКОВ

Предпринимательство, а тем более малый и средний бизнес, является рискованной сферой экономической деятельности. "Из 10 вновь образованных предприятий малого бизнеса до одного года доживают только два, — говорит Антон Лупанов, замдиректора департамента Промсвязьбанка. — В условиях кризиса многие банки заморозили финансирование инвестиционных проектов уже действующих предприятий, что уж говорить о начинающих". Поэтому новичкам Лупанов советует обращаться в банки за потребкредитом (ставка по ним доходит сейчас до 60% годовых). Только после двух лет работы предприятия (до кризиса — 6-12 месяцев) возможно его обращение за кредитом как юрлица. Но и в этом случае рассчитывать на сумму больше 1 млн руб. нельзя.

Если же вы потеряли и бизнес, и активы, но сохранили дебиторскую задолженность своей прежней фирмы, можно обратиться в факторинговые компании, в большинстве являющиеся "дочками" банков. Как уверяют факторы, они готовы принять в качестве обеспечения требования к третьим лицам. "Если предприниматель сумел сохранить деловые отношения с финансово устойчивыми покупателями, факторинговая компания будет рада принять денежные требования к ним в качестве обеспечения под выплачиваемое финансирование", — говорит Антон Мусатов, зампред правления Национальной факторинговой компании (НФК). К примеру, чтобы получить 1 млн у. е. на год, нужно передать дебиторку на сумму 1,1 млн у. е. при условии, что количество дебиторов — не менее пяти, максимально допустимая концентрация дебиторской задолженности на одного дебитора — не более 30%, отсрочка платежа — 60 дней, подсчитали в НФК. Стоимость такого финансирования будет сравнительно недорогой: 24-25% годовых.

"Схема интересная, дело лишь за наличием финансово устойчивых покупателей, количество которых сокращается, как шагреневая кожа, по причинам, от них не зависящим", — говорит Алферов. Да и кассовые разрывы за счет факторов не покроешь. По словам Мусатова, недопонимание сути факторинга даже спровоцировало в начальный период кризиса шквал звонков от потенциальных клиентов. "Приходилось объяснять, что факторинг — инструмент роста и развития, а не источник финансирования, которым можно заткнуть образовавшуюся дыру", — рассказывает он.

Но если уж предпринимателю удалось прорваться через все рогатки, остальное будет зависеть только от него. Даже самые кабальные условия можно выполнить. "Если бизнес имеет хоть какие-то шансы восстановиться в прежнем масштабе, можно брать деньги и под 120% годовых, потому что альтернатива — рыть могилу своему делу", — говорит предприниматель, просивший не называть его имени. Проблема только в том, что подсчитать ваши шансы сегодня не возьмется ни один экономист.